«Этот скандал раздувается всё больше»: Драчёв о ситуации вокруг Логинова, диалоге с IBU и отставке Норицына

0 0

Скандал вокруг российского биатлониста Александра Логинова с каждым днём раздувается всё сильнее. Об этом в беседе с журналистами заявил глава СБР Владимир Драчёв. Он заверил, что и чемпион мира в спринте, и его личный тренер Александр Касперович получили всестороннюю поддержку, в том числе юридическую. Функционер также прокомментировал возможное завершение карьеры Логиновым и сообщил, что старший тренер женской сборной Виталий Норицын в ближайшее время освободит свой пост.

«Этот скандал раздувается всё больше»: Драчёв о ситуации вокруг Логинова, диалоге с IBU и отставке Норицына

  • Александр Логинов и президент Союза биатлонистов России Владимир Драчёв после мужской спринтерской гонки на чемпионате мира по биатлону в итальянской Антерсельве
  • © Алексей Филиппов/РИА Новости

«Логинов не спал почти всю ночь»

— Какие действия планирует предпринимать СБР в ответ на весь этот полицейский беспредел?

— Полицейского беспредела не было. Люди просто выполняли свою работу. К ним поступила бумага. Вот и всё.

— Но вы постоянно общаетесь с президентом IBU Олле Далином. Понятно, что со стороны Международного союза биатлонистов идёт беспрецедентное давление на Россию.

— Мы как раз хотели бы понять общую ситуацию, осознать, что происходит. Потому что встречаемся и разговариваем мы об одном, а получаем противоположное.

— Далин был в курсе действий итальянской полиции?

— Он сказал мне, что узнал о произошедшем в 7:57 утра. Верю ли я ему? Не знаю, я вообще привык верить людям. Но есть руководитель, а есть различные подразделения. И когда они ведут самостоятельную работу, наверное, это неправильно. Всё-таки должна быть вертикаль в действиях.

— Не кажется ли вам, что причиной произошедшего стала так и не решённая за три года проблема Александра Логинова.

— А как её можно решить? Этот скандал с каждым днём раздувается всё больше.

— Логинов накануне заявил, что не употреблял допинг и не знает, как ЭПО попал в его организм. У вас есть понимание, что всё-таки произошло?

— Я на тот момент занимался совсем другими делами и не могу позволить себе копаться в этом. Если у Александра появится желание, пожалуйста. Это его «личный блокнот». Станет ли Логинов его открывать — вопрос к нему. Если начинать копать, то нужно докапываться до всех. У нас происходило много разных историй. Александр не стремится публично рассказывать о произошедшем, видимо, это его позиция.

— Вы с ним обсуждали данный вопрос?

— Постоянно общаемся с ним. Сейчас, например, говорили о его снятии с масс-старта. Что я могу сделать? Человек принял такое решение. Он не спал почти всю ночь. В два часа полицейские закончили последние процедуры. Какой тут старт?

— С консулом уже общались?

— Разговаривал со всеми, в том числе с представителями МИД. Работа идёт по разным направлениям. В целом поддержка была получена. К нам приставлен специальный человек. Вчера он находился рядом весь день до двух часов ночи.

«В IBU половина людей тоже не понимает, что происходит»

— Не кажется ли вам, что настало время принимать решительные меры? Ведь ребят просто могут довести до завершения карьеры.

— Сначала нужно получить какие-то объяснения от IBU, а дальше уже разговаривать. В Международном союзе биатлонистов половина людей тоже не понимает, что происходит. С антидопинговым менеджером IBU Сарой Фуссек пока не общался. Письмо было подписано именно ею 19-го числа.

— У вас не было желания совершить резкий поступок, например собрать команду и уехать домой?

— На эмоциях можно сделать много чего, но нужно думать о результате и дальнейшей работе. Действительно, можно просто сняться и уехать, но какие будут дальнейшие шаги? Ведь следует трудиться на перспективу. Здесь сколько людей, столько и мнений. Но сегодня особенный день — 23 февраля, в который нужно собраться и показать себя, как мы всегда это делали.

— Не кажется ли вам всё произошедшее немного странным? Есть Логинов с допинговой историей. Есть Александр Касперович, который тоже к ней причастен. На чемпионате мира они живут в соседних отелях, при этом у тренера чужая аккредитация. Если бы подобное произошло в иностранной сборной, у вас бы возникли подозрения?

— Для меня на первом месте результат. В нижнее бельё стараюсь не лезть. Можно долго говорить о событиях 10—20-летней давности, рядом с которыми по-прежнему стоят знаки вопроса. Особенно странно, когда люди, будучи не в курсе происходящего, начинают давать советы и делают выводы. У нас очень много таких.

— Просто может возникнуть мысль, что во всей этой истории кто-то хочет скрыть связанную с Логиновым информацию пяти-шестилетней давности.

— Думаю, многие знают, но не хотят об этом говорить. Этот вопрос находится не в моей компетенции.

«Готовы к диалогу с IBU, а не к конфликтной ситуации»

— Каким вы видите дальнейшее развитие событий?

— Какие вы все торопливые. Конечный план… Самое главное, чтобы все эти действия, в первую очередь со стороны антидопингового органа IBU, прекратились. Он явно провоцирует нас на определённые поступки. Мы их пока не совершаем, готовы к диалогу с IBU, а не к конфликтной ситуации.


«Почему у нас постоянно такая несогласованность?»: Гараничев об участии в эстафете, итогах ЧМ и критике Губерниева

Об участии в первом этапе мужской эстафеты на чемпионате мира по биатлону в Антерсельве Евгений Гараничев узнал в последний момент. Об…

— Не кажется ли вам, что статус временного члена IBU мешает СБР ответить резко?

— Нет. Он мешает нам подавать заявки на проведение этапов Кубка мира и чемпионатов планеты. В остальном ограничений нет. Но одна из наших основных задач — восстановление статуса и защита спортсменов. Это наша постоянная работа. Когда СБР восстановят в правах, непонятно. В нынешней обстановке добиться этого будет гораздо сложнее. Открыто много новых фактов, всплыли дела Евгения Устюгова и Светланы Слепцовой, которые тяжким финансовым грузом лягут на СБР. В ближайшее время нам вряд ли удастся найти столько денег.

— Касперович сказал, что ни он, ни Логинов не могут ознакомиться с бумагами, которые были у полицейских. Якобы это может сделать только адвокат. Это их внутреннее дело или СБР будет содействовать им в юридическом сопровождении?

— К каждому адвокат уже приставлен. В понедельник они начинают работать и изучать документы. Письмо, которое отправила Фуссек, получить мы тоже не можем. Да и Далин не понимает, как оно было написано.

— Если Логинов в ближайшее время действительно завершит карьеру, это станет трагедией для российского спорта?

— Все мы когда-то завершаем карьеру, но, конечно, хотелось бы, чтобы он побегал ещё лет пять, а то и больше.

— Большинство женских сборных взяли на ЧМ пять-шесть биатлонисток. Мы же ограничились четырьмя. С чем это связано?

— Хороший вопрос к нашим тренерам. Мы сами его задаём. В настоящий момент стараюсь не вмешиваться в их работу, просто смотрим и исправляем большие ошибки, если они есть. А постановка спортсменок на гонки — полностью прерогатива штаба.

— Какие шансы, что старший тренер женской сборной Виталий Норицын сохранит свой пост?

— Они нулевые. Анатолий Хованцев сохранит свой пост. Он обязательно должен доработать до конца сезона и отчитаться на тренерском совете.

— Решение не посылать Евгения Гараничева на чемпионат Европы принимали вы?

— Мы решили отправить на первенство континента молодых спортсменов. Встал вопрос, кого взять: Гараничева или Василия Томшина? Остановили выбор на последнем, так как это работа на перспективу. Ребятам, которые участвовали на ЧМ, решили предоставить отдых, чтобы дать дорогу молодым.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

два + десять =