Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

0 0

Индустрия моды оказалась одной из наиболее уязвимых отраслей в ситуации беспрецедентного закрытия розницы и самоизоляции. Но в Melon Fashion Group паники не было: компания вошла в 2020 год с позитивными финансовыми результатами, сложились прекрасные отношения с поставщиками, банками и, как оказалось, с отраслевыми министерствами. Как сказал генеральный директор Михаил Уржумцев, не было никаких опасений, что с «Мэлоном» может что-то произойти.

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– В каком положении сейчас находится Melon Fashion Group? Сколько офлайн-магазинов уже открылось, были ли офлайн-магазины или ПВЗ, работавшие в пандемию?

– На сегодняшний день работает примерно половина офлайн-сети. Пока не во всех регионах разрешено открывать магазины, но как только местные власти позволяют, мы моментально открываемся. Сначала открылась Сибирь, например, в Томске магазины работали со второй половины апреля, поскольку там была более-менее стабильная ситуация, затем волна двинулась на юг РФ, с середины мая пошло серьезное открытие по всем регионам, с 1 июня открылись в Москве. Закрыты Питер, Московская область, Екатеринбург, Новосибирск, Челябинск, Краснодар, Казань, Красноярск.

– Что показали первые дни работы офлайн-магазинов? Потянулся ли народ в торговые центры?

– Первые дни продаж особо ничего не показывают, потихоньку идет раскачка, покупатели возвращаются в магазины. Особо радостной феерии нет, но и нельзя сказать, что все плохо. Все в рамках наших ожиданий. Постепенно ситуация с трафиком и продажами будет исправляться, но пока Москва – самый депрессивный регион: за первую неделю июня трафик упал на 60%, продажи – примерно на столько же. Получается, что в Москве мы в полной мере ощутили эффект пандемии. 

В интернете появились фотографии, на которых люди выстроились в очередь в наши магазины, но эти фото сделаны не в Москве. И потом, очередь в большей мере создана искусственно, поскольку мы должны ограничивать количество людей, находящихся в торговом зале. При этом не все магазины в ТЦ открыты, и люди заходят туда, где уже можно что-то купить. Хотя есть и плюс: в этой вирусной ситуации конверсия посещения в покупки значительно окрепла, то есть просто гуляющих мало, если люди вырвались в торговый центр, то они пришли конкретно за покупкой. 

– Чем пришлось оснастить магазины перед открытием для соответствия требованиям властей и контролирующих органов?

– В разных городах, регионах и даже торговых центрах – разные требования к безопасности, и мы пытаемся найти разумное сбалансированное решение, чтобы, с одной стороны, обезопасить наш персонал и посетителей нашего магазина, а с другой стороны, не понести космических затрат. Выполняем все базовые требования – маски, перчатки, разметки на полу, отпаривание изделий после примерок. Но мы и до этого отпаривали одежду, так как она приходит со склада не в идеальном состоянии, в каждом магазине всегда был отпариватель, с помощью которого изделие доводится до презентабельного вида. Теперь мы просто обязаны это делать после каждой примерки.

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– Что было с продажами в самоизоляции, насколько вырос онлайн-канал, какова сейчас доля онлайн-продаж в ТО? 

– Интернет-продажи выросли, но не компенсировали падение офлайна. Если в прошлом году у нас доля продаж в онлайне была порядка 20%, то сейчас она побольше. Но пока некорректно сравнивать ее с неработающей офлайн-розницей. Нужно подождать месяц-два, когда все магазины будут работать, ситуация устаканится, появится более взвешенный анализ и станет ясно, выросла доля онлайна или нет. 

Если смотреть к прошлому году, наш онлайн и до пандемии рос двукратными числами. В апреле и мае 2020 года он вырос в 2,5 раза по сравнению с апрелем и маем 2019-го, что тоже было для нас весомо, существенно и приятно. 

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– Были ли какие-то сложности, связанные с таким динамичным ростом, может быть, выяснилось, что мощностей и персонала для обслуживания онлайн-продаж не хватает?

– Весь рост идет в основном за счет маркетплейсов: Wildberries, Lamoda, Ozon. Наши собственные интернет-магазины тоже выросли, но, скажем так, объема бизнеса там нет. Весь объем онлайна обеспечивается маркетплейсами, а их инфраструктура достаточно мощная, чтобы выдерживать наш рост. 

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– В прошлом интервью вы говорили, что на маркетплейсе выгоднее торговать, чем содержать свой интернет-магазин. Ваше мнение не изменилось? 

– Пока не изменилось.

– Зачем тогда вам нужны собственные интернет-магазины? 

– Каждый бренд должен иметь свой интернет-магазин. Во-первых, это витрина, во-вторых, возможность проведения тестовых продаж, акций, проверки гипотез. С точки зрения бизнеса собственный интернет-магазин – это домашняя радость. 

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– Курьерская служба, колл-центр – партнерские или собственные?

– Все партнерское.

– Одинаково ли чувствовали себя ваши бренды в пандемию или где-то наблюдался провал продаж? И все ли бренды группы вы планируете сохранять в своем портфеле? 

– Разные бренды чувствуют себя по-разному, но так и в мирное время бывает, не только в пандемию. Никогда в моей жизни не было так, чтобы все бренды одновременно чувствовали себя экстремально хорошо или экстремально плохо. Сейчас ситуация похожа на обычную жизнь. Конечно, мы планируем сохранить все наши бренды.  

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– Будете ли вы стремиться сохранить весь офлайн или какие-то магазины придется закрыть?

– Стараемся максимально сохранить количество магазинов в нашей рознице. Будем закрывать только магазины, для которых не сможем получить от арендодателей адекватных условий сотрудничества хотя бы на этот год. 

– Много ли таких арендодателей, с которыми не удается договариваться?

– С подавляющим большинством удалось договориться о том, как мы будем жить до конца этого года. Как я понимаю, и их, и нас этот вариант устроил. Есть арендодатели, с которыми не договорились вообще или пока находимся в процессе переговоров. Стараемся сохранить все локации, но если не получится, то не судьба. 

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– Вас не удивляют условия торговых центров – платить арендную плату даже за месяцы простоя?

– Меня удивляет, но у них есть свои обязательства и кредиты, которые также нужно возвращать и которые тоже пока никто не переносит и не прощает. Поэтому торговые центры можно понять. Пытаемся разговаривать, искать точки соприкосновения. Но когда видим, что у арендодателя в принципе нет желания идти на компромисс, что для него основная задача – отжать деньги, расцениваем такой подход как непартнерский. Считаем, что нет смысла продолжать дальнейшие отношения, и говорим открыто, что будем искать способы ухода из этого торгового центра.

Конечно, если стороны не договорятся, расторжения договоров происходят через суд. Ну что ж, будем судиться, а там – как суд решит. Если суд скажет – заплатить, заплатим, нет – пойдем с миром. Сейчас ситуация неоднозначная. Если до пандемии решения были однозначные и по преждевременному расторжению договора мы должны были выплатить разные штрафы, то сейчас на этот счет у юристов могут быть разные мнения.

– Чем занимались ваши линейные сотрудники два месяца, когда магазины были закрыты?

– Предполагаю, что отдыхали, на работу точно никто не ходил. Это не был отпуск за свой счет: так как в рознице почасовая система оплаты, то на время простоя мы перевели всех на минимальные часы. 

Мы всем предлагали подрабатывать, в начале апреля договорились с крупными компаниями, которым нужен был персонал, что если кто-то из наших захочет на этот период подработать, то они их примут. К моему удивлению, люди не кинулись использовать возможность заработать, видимо, были удовлетворены нашими выплатами и предпочли остаться на самоизоляции. 

– По поставщикам – были ли сбои поставок или вам не пришлось производить поставки и распродавался уже имеющийся ассортимент?

– Производство и поставки не останавливались, нам необходимо было обновлять наш ассортимент в онлайне. Все приходило вовремя. Поставщики поняли, что розница закрыта, и в какой-то период необходимо нас поддержать. Поэтому мы договорились об еще больших отсрочках и благодарим их за это. Сейчас мы восстанавливаемся, и все договоренности будем выполнять. 

Наши заказы на лето и осень выполняются. Часть заказов уже пришла, коллекции июля и августа – в пути, сентябрьская выйдет чуть позже, октябрьская и ноябрьская – в производстве. Все заложено, поставщики работают.

Российские предприятия не работали, но так как производства в России у нас совсем немного, мы этого даже не заметили. 

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– Как раз хотела спросить: не пытаетесь ли перенести производство в Россию?

– Сколько существует компания, столько мы пытаемся перевести производство в Россию, но, к сожалению, некуда переводить. У российской легкой промышленности слабая инфраструктура. Предприятия, работающие на госзаказах, чувствуют себя шикарно, и им больше ничего не надо. Производственных мощностей для модной индустрии, мне кажется, в России пока нет.

– Насколько изменится цена на зимнюю коллекцию? Повысили ли поставщики  цены в связи с ростом курса валют? 

– Поставщикам довольно сложно повысить цену, поскольку цена – краеугольный камень нашего сотрудничества, никаких разговоров об увеличении цен не идет. Тем более что курс доллара понемногу возвращается в адекватное значение. Мы также не будем повышать цены в рознице. А учитывая общую ситуацию и падение доходов, считаем, что это будет неправильно. 

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– Были ли в логистике проблемы с пропусками для транспорта, на таможне?

– Нет, ничего такого не было, таможня работала как часы. Более того, таможенный поток был мал, поэтому все делалось очень быстро, никаких очередей и пробок. Проблемы пропускной системы разруливали маркетплейсы, так как они были основными продавцами на протяжении этих месяцев, но они справлялись. Безусловно, были сложности. Я знаю, что очень много пришлось работать с региональными властями, в каждом регионе были свои правила, поэтому сообщество интернет-торговли напрямую выходило к губернаторам регионов, решало проблемы с перебоями поставок. Маркетплейсы в период самоизоляции кормили, поили, одевали и обували всю страну, то есть отработали очень хорошо. 

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– Как вы вошли в 2020 год, с каким показателями, ожиданиями, планами? 

– Великолепно зашли, годовой отчет опубликован в СМИ. В планах на 2020 год было приумножить и присовокупить, хотели двигаться дальше во всех наших достижениях. Но жизнь сказала, чтобы мы не особо торопились, и дала нам возможность еще раз подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой. 

– Запланированы ли открытия на этот год? 

– Запланированы, но не все зависит от нас, поскольку мы не можем открыться сами, ждем торговые центры, которые должны либо достроиться, либо запуститься. Возможно, будут освобождаться выгодные локации. Следим за рынком и в плане открытий будем вести себя активно.

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– Рассматриваете ли вы стрит-ритейл как интересную локацию? 

– Стрит-ритейл все-таки не рассматриваем как основную ветку своего развития, потому что пока не видим в нем такого потенциала, как в торговых центрах.

– Не хотите ли «подцепить» в свою обойму еще какого-нибудь игрока, ведь консолидация рынка будет усиливаться?

– Сложно зарекаться, поскольку жизнь очень непредсказуема. Если скажу, что мы не планируем покупать какие-то бренды, покажусь неадекватным. Также – если скажу обратное. Если предложение интересное, если слияние принесет компании пользу и сделает сильнее, то мы всегда рассматривали и будем рассматривать возможности таких сделок. 

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– Если заговорили о покупках, то оправдались ли ваши ожидания от покупки SELA?

– Пока мы не успели оценить, оправдались ли наши ожидания, поскольку первые полгода встраивали бренд в нашу структуру, в наши корпоративные дела, а во вторые полгода нас накрыла пандемия. Можем судить только по онлайн-продажам, они растут, значит, мы на правильном пути. Когда откроется вся розница, уже точнее сможем оценить то, что происходит с брендом. 

– Были ожидания, что все фэшн-ритейлеры откроются распродажами, – это правда или не совсем так? 

– Пока работаем без распродаж, поскольку сезон в самом разгаре и будет жалко сразу распродавать новые коллекции. В конце сезона, когда рынок придет к распродажам, мы тоже к ним приступим. Тут все идет как обычно. Но каждый
ритейлер
осуществляет свою стратегию, кому-то остро необходим кэш или надо срочно избавиться от остатков, у кого-то ситуация более умеренная.

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– Как вы смотрите на промо, стимулирующие акции?

– Очень хорошо смотрю на промо. Акции всегда были, есть и будут. Возможно, в ближайшее время их будет чуть больше. Безусловно, девальвации коллекции не должно происходить, поэтому все промоакции должны быть разумными, оправданными с точки зрения эффективности и находиться в балансе с позиционированием бренда. 

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– Каков ваш прогноз рынка фэшн на 2020 год? Как будут вести себя потребители, упадет ли средний чек, какие сегменты будут чувствовать себя более уверенно?

– Все очень непредсказуемо, прогнозировать сложно, мне кажется, средний чек немного упадет, но не катастрофично.

Премиум-сегмент в целом будет чувствовать себя нормально, там, как всегда, мало что изменилось. Думаю, эконом-сегмент тоже будет чувствовать себя достаточно хорошо, поскольку людям нужно во что-то одеваться, кроме пижам, когда уже можно и нужно выходить из дома. В такие турбулентные времена будет сложнее среднему сегменту, там, где цена начинается от 5–6 тысяч, потому что оттуда некоторые люди переключатся на более экономичные бренды. 

Ведь недорогие вещи не значит – плохие. Например, одежда befree: я считаю, что это эконом-сегмент, но мы гордимся качеством, которое предлагаем за эти цены. Не буду сравнивать с более дорогими брендами, но покупатель, как всегда, голосует своим кошельком. Видим, что befree и ZARINA сегодня здравствуют, и даже Love Republic неплохо себя чувствует. 

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

– На горизонте маячит обязательная маркировка, сначала – обуви, потом – одежды. Вы к ней готовы?

– Мы принимали участие в эксперименте по маркировке обуви. В плане внедрения государственных нововведений пытаемся быть первыми и на себе проверить, как работает система, потренироваться, чтобы знать обо всех подводных камнях.

В последние два месяца о маркировке совсем не думали, было не до этого, и вот сейчас снова возвращаемся к работе с этой системой, потому что обувь должна быть замаркирована уже с 1 июля 2020 года. Насколько я понимаю, Минпромторг и власти не видят причин перенести или отменить эту обязательную маркировку одежды и обуви, поэтому придется с этим жить. Не верю в ее эффективность, но будем выполнять распоряжения властей.

– Давайте еще поговорим о психологическом восприятии режима самоизоляции, закрытия магазинов, падения продаж. Когда все это началось, загрустила ли ваша команда, лично вы, и что вы сказали людям в это время неопределенности? 

– Думаю, что в этот момент загрустили все. Генеральный директор должен знать, что все в компании будет хорошо. Сказал, что мы будем смотреть по мере развития событий, но паники нет и быть не должно, потому что ситуация в компании под контролем. Действительно, у нас в последние годы были прекрасные результаты продаж, сложились хорошие отношения с банками и, как оказалось, с правительством, отраслевыми министерствами. 

Поставщики, с которыми мы выстраивали партнерство еще с кризиса 2014 года, тоже все поняли и приняли необходимые меры поддержки. Получилось, что мы со всех сторон ощутили понимание и поддержку. 

Наш персонал – феноменальная команда, которая билась и не опускала руки. Поэтому у меня даже никаких сомнений нет, что с «Мэлоном» может что-то произойти, и это я транслировал всем, от топ-менеджеров до линейного персонала. 

– Удалось ли сохранить весь офисный состав и что было с зарплатами?

– Конечно, все сотрудники остались в штате. Мы на два месяца взяли мораторий на сокращение, было объявлено, что никаких увольнений не будет. 

Два месяца мы перевозили людей на такси в офис за счет компании, чтобы никто не ездил на общественном транспорте. Я думаю, мы обеспечили все те условия, в которых люди чувствовали заботу и понимали, что основа компании – команда, и ничто другое. 

Люди, которые в какой-то период были не задействованы, поскольку полностью завязаны на рознице, использовали свои календарные отпуска, если календарный отпуск уже был истрачен, переходили на сокращенный рабочий день и получали деньги по сокращенному графику. Это все было адекватно ситуации, если бы и в «мирное» время какие-то бизнес-процессы остановились, я бы встретился с людьми и объяснил. И хорошо, что в «Мэлоне» команда, которая понимает и доверяет, и я за это ей очень благодарен. Как только почувствовали, что можем вернуться к прежнему режиму работы, сразу это сделали. 

– Вам самому пришлось пересматривать свое отношение к жизни, бизнесу?

 – Такого тотального коллапса привычного уклада жизни в моей практике не было, и не знаю, случится ли когда-нибудь еще. Думаю, такие ситуации дают возможность подумать о жизни, бытии, отношениях, а также о том, что мы в компании делаем правильно, а что – нет. Поэтому сейчас вспоминаю времена самоизоляции в большей степени с благодарностью за опыт, нежели с сожалением.

Михаил Уржумцев, Melon Fashion Group: «Жизнь дала нам возможность подумать, почиститься и с новыми силами ринуться в бой»

Валерия Миронова, Retail.ru

Уржумцев Михаил

Гендиректор Melon Fashion Group.

Далее


631
Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пять × 3 =