Наталья Забавнова, Томская область: «Главная мера поддержки малого бизнеса – невмешательство властей»

0 1

В Томской области до мая работали все магазины, торговые центры и заведения общепита. Как считает начальник департамента потребительского рынка администрации Томской области Наталья Забавнова, локдаун – это самое страшное для бизнеса. Чтобы не допустить повторного простоя, надо заранее продумать четкие правила поведения не только для бизнеса, но и для органов власти. Сейчас в области разрабатываются уникальные меры поддержки малого бизнеса.

По данным исследования РИА Новости, оборот розницы Томской области за I полугодие 2020 года относительно аналогичного периода прошлого года увеличился на 2,3% — до 85,6 млрд. руб. В целом по Сибирскому федеральному округу этот индекс снизился и составил 94,9%.

Помимо Томской области, положительная динамика розничной торговли в первом полугодии зафиксирована только в пяти российских регионах — Ленинградской (+2,1%), Тверской (+1,4%), Рязанской (+0,8%), Сахалинской (+0,8%) областях и Чукотском автономном округе (+0,4%).

Наталья Забавнова, Томская область: «Главная мера поддержки малого бизнеса – невмешательство властей»

Фото: tomsk.gov.ru

Департаменту потребительского рынка администрация Томской области в первые дни пандемии удалось убедить губернатора области, Роспотребнадзор, департамент здравоохранения и другие контролирующие органы в том, что надо дать бизнесу возможность работать, и что самая главная мера поддержки – невмешательство. Получилось объяснить, что крупные торговые центры как раз не нужно закрывать, потому что там проще соблюдать социальную дистанцию, что ничего страшного не произойдет, если разрешить продавать в магазинах детские товары и так далее. Был составлен региональный перечень непродовольственных товаров первой необходимости, в который вошли практически все товары жизнедеятельности.

В результате до мая в области работали все магазины, торговые центры и заведения общепита. И действительно, ничего страшного не произошло. Предприятия строго соблюдали все меры безопасности, прекрасно понимая риск быть закрытыми.

Этой же позиции мы придерживались и в отношении сферы услуг – практически не закрывались заведения бытовых услуг, на непродолжительное время были закрыты парикмахерские и салоны красоты, но мы открыли их одними из первых в стране.

Конечно,
трафик
в торговых центрах упал, люди реже ходили за покупками, но зато магазины могли как минимум зарабатывать на зарплату сотрудникам.

Такая позиция руководства области позволила не только сохранять устойчивость предприятий, но и развиваться. Так, за первое полугодие в Томской области был открыт 21 новый магазин.

Но в мае 2020 года на федеральном уровне вышли правила работы организаций общепита и продовольственной торговли, разработанные Роспотребнадзором, и на этом наша самодеятельность закончилась. В результате наш общепит сильно пострадал. Все заведения пришлось закрыть, только в конце июля разрешили открыть летние веранды, в сентябре открыли залы, но до сих пор сохраняется ряд ограничений по количеству гостей.

В области разрабатываются и оказываются эксклюзивные меры поддержки малого бизнеса. Например, предприятия общепита предложили выдать им субсидии на оплату коммунальных услуг за 4 месяца простоя. В то же время компании, оказывающие коммунальные услуги, наблюдают неплатежи и падение спроса, а значит, нуждаются в поддержке. Поэтому пришла идея субсидировать услуги ЖКХ. После оплаты услуг каждое заведение может получить до 450 тыс. руб. Такая помощь оказалась очень востребованной.

Местный общепит предложил еще один вариант поддержки – субсидии на услугу доставки. Заведения доставляют заказы своим клиентам с помощью федеральных агрегаторов, которые забирают 25–30% дохода. Это огромные суммы для кафе и ресторанов, которые сейчас работают в ноль. Мы решили поддержать и занимаемся разработкой этой субсидии.

Наталья Забавнова, Томская область: «Главная мера поддержки малого бизнеса – невмешательство властей»

Томск, май 2020 г. Фото: Sergey Dobrydnev/shutterstock

В федеральный перечень пострадавших отраслей добавили виды деятельности, которые нам важно сохранить. Например, сильное падение произошло в производстве премиальных пищевых продуктов. Среди непродовольственных товаров выделили производителей деревянных игрушек из кедра. Понятно, что во время пандемии ремесленная игрушки – не самая важная вещь, поэтому объем производства этих предприятий упал на 90%. Теперь они тоже включены в список пострадавших.

Устанавливая порядок получения субсидий, мы дали возможность тем предприятиям, у которых код ОКВЭД был «неправильным», не дающим право на поддержку и льготы, исправить его и привести все документы в соответствие до 1 июля.

Пытались сделать поддержку в зависимости от падения выручки, надеясь, что областная налоговая инспекция выдаст нам подтверждающие документы о размерах прибыли предприятий. Но налоговики нам ответили, что таких данных не дадут. А так как мы иначе не могли проконтролировать реальные объемы и выручку, вернулись к оценке на основе ОКВЭД как к единственно возможному механизму выделения пострадавших компаний.

Пандемия показала основную проблему, существующую в нашем государстве, – неумение разных органов власти договариваться. Мы почувствовали это на уровне субъекта. Поэтому я призываю всех представителей власти и контролирующих органов  не допустить повторного локдауна. Давайте вместе продумывать меры, разрабатывать четкие правила игры, чтобы не только бизнес, но и органы власти понимали, как себя вести в той или иной ситуации. Нашей целью должно стать достижение компромисса.

По материалам конференции «Малый бизнес России в условиях борьбы с пандемией. Итоги, выводы и законодательные инициативы», организованной Минпромторгом РФ.

Валерия Миронова, Retail.ru

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

3 × 2 =