Украина распугивает потенциальных инвесторов грабежом российских банков

0 0


Украина распугивает потенциальных инвесторов грабежом российских банков

Фото:
Reuters

Киев экспроприировал собственность российского ВЭБа на территории Украины. Тем самым проигнорировано решение Стокгольмского арбитража о запрете продажи акций украинской «дочки» российского банка. Любопытно, что Киев обосновывает свои действия решением другого международного суда — в Гааге. А в основе судебных споров лежит одно и то же соглашение России и Украины от 1998 года. Как же разрешится эта юридическая коллизия?

Украинская дочка Внешэкономбанка — Проминвестбанк была продана с молока неизвестному покупателю на аукционе за примерно 270 млн гривен или 710 млн рублей. Это противоречит решению Арбитражного института Стокгольма, который на этой неделе подтвердил запрет на продажу акций Проминвестбанка.

В ВЭБе не тешили себя иллюзиями — там сразу заявили об опасениях, что Украина, даже несмотря на решение Стокгольма, все равно проведет аукцион. Так и произошло.

Это уже не первая попытка Киева поживиться за счет российского актива. Акции украинских дочек российских банков Киев арестовал еще в 2018 году. Год назад аукцион по продаже акций Проминвестбанка не состоялся из-за отсутствия покупателя. Теперь же торги прошли успешно, причем, дочка российского ВЭБ была продана по цене в два раза ниже, чем хотели получить за Проминвестбанк год назад.

ВЭБ считает проведенные торги незаконными.

«Украина завершила незаконную экспроприацию инвестиций российского инвестора, окончательно нарушила двустороннее соглашение о защите капиталовложений, продемонстрировала мировому сообществу нежелание соблюдать нормы международного права, грубо проигнорировала решение независимого трибунала в Стокгольме и отчетливо продемонстрировала, почему нельзя инвестировать в страну, где отсутствует независимый суд, уважение и защита прав собственности», — считает ВЭБ.

ВЭБ аппелирует к соглашению о защите инвестиций в рамках режима наибольшего благоприятствования для российского инвестора, что гарантируется соглашение с Украиной 1998 года о защите капиталовложений. Суть этого договора в том, что Украина обязуется защищать инвестиции российских компаний, которые сделаны на украинской территории (и наоборот). На этом основании Стокгольмский арбитраж и запретил Киеву продавать акции.

Однако суды Киева попрали решение Стокгольмского арбитража. Любопытно то, на каком основании украинские суды пошли на столь дерзкое не выполнение воли Стокгольма. Это делается в рамках исполнения решения Арбитражного суда Гааги о взыскании с России компенсации за «отобранную» в Крыму недвижимость.

За основу берется все тот же договор между Россией и Украиной от 1998 года о защите капиталовложений. Однако Россия по Крыму не признает действие этого договора. И для этого есть резонные основания. Для этого необходимо, чтобы в решении суда было прописано, что Крым является суверенной российской территорией. Украина же считает Крым украинской территорией, тогда почему Россия должна нести ответственность за потерю украинских активов на украинской территории? Это не входит в компетенцию соглашения от 1998 года.

Разбирательство в Стокгольме инициировал ВЭБ в ответ на то, что Апелляционный суд Киева арестовал акции украинской дочки компании ради исполнения решения Арбитражного суда Гааги о компенсациях об утерянных активах в Крыму.

«Нельзя сказать, что какое-то из этих решений судов важнее. Но, конечно, коллизия имеется, ведь акции ВЭБа были проданы в рамках исполнения решения Гааги. Тем не менее, при наличии судебного запрета стокгольмского арбитража продажа акций ВЭБа выглядит явно недобросовестно. Киев должен был как минимум приостановить процедуру продажи акций до момента разрешения спора в Стокгольме», — считает адвокат коллегии адвокатов «Делькредере» Алексей Наумов.

Более того, третейский суд в Гааге рассматривал дело, где ответчиком являлась Россия — как государство, а не финансовые институты, акции которых арестованы решением арбитражного суда в Киеве, указывал вице-президент, руководитель правовой дирекции ВЭБа Игорь Краснов.

Проще говоря, за компенсацией крымских активов по решению суда в Гааге Украина должна арестовывать активы Российской Федерации, но никак не активы коммерческой организации, в данном случае ВЭБ.

«ВЭБ как НКО не имеет участника и не является собственностью РФ, а также не отвечает финансово по обязательствам РФ в силу закона и принципов международного права», — подчеркнул Краснов.

Новый незаконный собственник российского банка на Украине не называется, однако предполагается, что покупателем могли стать структуры, связанные с украинским бизнесменом Игорем Коломойским. Он, как и многие украинские компании, в том числе «Нафтогаз» и «Укрэнерго», судятся с Россией и требуют от нее компенсаций за крымские активы. В Арбитраже в Гааге дело о компенсациях за утрату активов в Крыму после 2014 года выиграло около 20 компаний, связанных с Коломойским. Например, суд решил, что РФ должна компенсировать компании «Укрнафта» Игоря Коломойского потерю автозаправок в Крыму в размере почти 45 млн долларов.

Россия эти решения в отношении Крыма не признает, как уже было сказано, по причине непризания Украиной Крыма российской территорией. Когда будет признание, тогда и будет право требовать компенсаций. А вот у Коломойского шансы получить хоть какие-то компенсации от России минимальны. По одной простой причине — подконтрольный ему «Приватбанк» в прямом смысле «кинул» своих крымских клиентов. В общей сложности «Приватбанк» Коломойского обокрал крымчан на 10 млрд рублей.

В итоге Россия решила продать на открытых торгах все имущество Коломойского в Крыму, чтобы на вырученные средства возместить ущерб обманутым вкладчикам «Приватбанка», принадлежащего олигарху. Всего Россия национализировала на полуострове 111 объектов имущества Игоря Коломойского. Полный список был опубликован на сайте Госсовета. Кроме автозаправок у украинского олигарха в Крыму было несколько пансионатов и санаториев, в частности, «Лазурный берег» в Алуште и санаторий «Форос», несколько десятков рынков и много нежилых помещений в разных городах полуострова.

Коломойский, требуя компенсаций у России за крымские активы, почему-то не вспоминает о том, как он не выполнил перед крымчанами свои обязательства, что все вклады крымчан в его банке пропали, люди остались без своих накоплений. Выплаты этих средств вместо Коломойского легли на плечи России через Фонд защиты вкладчиков. Фонд покрыл часть потерь, но вклады свыше 700 тыс. рублей решено было выплатить как раз за счет продажи имущества, которое раньше принадлежало структурам Коломойского. Лицемерным выглядят и попытки того же «Укрэнерго» отсудить у России компенсацию за крымские активы. Потому что именно власти Украины и само «Укрэнерго» стоит за блэк-аутами в Крыму в отопительный сезон.

Можно констатировать, что шансы ВЭБ РФ вернуть свои активы или реальную стоимость за Проминвестбанка невелики. Не говорят уже о возврате тех инвестиций, которые сделал российский банк. Речь идет о более чем 2,7 млрд долларов, которые ВЭБ вложил в развитие Проминвестбанка после покупки его акций в 2008 году. По крайней мере, пока на Украине царит беспредел и произвол из-за русофобских настроений во власти.

Хотя ВЭБ, конечно, будет пытаться и дальше отстоять правоту в судебном порядке.

«Мы приложим все законные усилия к компенсации наших потерь за счет активов Украины на территории иностранных юрисдикций», — говорит Краснов из ВЭБа.

«Киеву и приобретателю акций стоит бояться исков ВЭБа об оспаривании торгов», — полагает Алексей Наумов. По его словам, ВЭБ может предъявить Киеву иски о взыскании компенсаций как в России, так и на Украине и в международном арбитраже. Иными словами, ВЭБ может попытаться найти украинские активы в России, в Европе или в самой Украине, чтобы через суды арестовать эти активы и тоже пустить их с молотка ради получения компенсации за экспроприацию украинских активов. Но дело это небыстрое, а главное — найти такие активы — непросто. В России украинские активы уже давно не найти. На самой Украине — фактически бесполезно это делать.

«В сложившейся ситуации ВЭБу будет крайне трудно вернуть свои активы или получить компенсацию. Существует большой риск, что, даже в случае удовлетворении требований ВЭБа, исполнение тех или иных решений в его пользу будет заблокировано или проигнорировано украинскими властями, как и в настоящем кейсе», — говорит Наумов.

Для самой Украины вся эта вопиющая ситуация, конечно, не прибавляет баллов в глазах зарубежных инвесторов. «Действия украинских властей в нарушение судебного запрета международного арбитража вряд ли пойдут на пользу инвестклимату Украины. Очевидно, что такое поведение может подорвать доверие потенциальных инвесторов к Киеву. Международные арбитражи являются ключевым механизмом для разрешения споров между иностранными инвесторами и государствами, и безосновательное неисполнение их решений демонстрируют неуважение киевских властей к институту международных арбитражей в целом. Текущая ситуация создает повод задуматься о рисках инвестирования: на месте ВЭБа может оказаться любой иностранный инвестор, который, в случае возникновения конфликта с Украиной, попросту не сможет защитить себя, даже при наличии решения международного арбитража», — предупреждает адвокат коллегии адвокатов «Делькредере».

Видимо, на Украине решили, что терять им больше нечего. До 2014 года львиная доля иностранных инвестиций, поступающих на Украины — это были реинвестиции украинского и российского бизнеса. То есть, это были деньги России и Украины, которые приходили из офшоров, чаще всего с Кипра. После 2014 года объем прямых иностранных инвестиций в экономку Украину катастрофически обвалился. Этот процесс уже не остановится. При этом, расчет на западных инвесторов не оправдался. Они, конечно, имеются, но их немного. И они так мало готовы вкладывать в украинскую экономику, что Киев действительно мало чем рискует, игнорируя международный арбитраж.
Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

1 + одиннадцать =